1

История Русской деревянной избы

 

 

Деревянная крестьянская изба на многие века стала преобладающим жилищем 90 % населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы. 

русская деревянная изба 

Главным инструментом при постройке всех русских деревянных сооружений был топор. Отсюда говорят не построить, а срубить дом. Пилу стали применять в конце XVIII в., а в некоторых местах с середины XIX в.

Конструктивно избы решались в форме квадратного или прямоугольного сруба из образующих стены венцов-рядов горизонтально положенных бревен, связанных в углах врубками.

Решение плана избы просто и лаконично. Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Для внешнего облика избы характерна живописная асимметрия в размещении крыльца, ворот, ввоза, двора и окон, что придает особый уют и интимность русскому крестьянскому жилищу.

Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы основывалась на устойчивости традиций домашней и хозяйственной жизни крестьянина, что, в свою очередь, определялось многовековой статичностью экономики и быта: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков. В обстановке избы нет ни одного лишнего случайного предмета, каждая вещь имеет свое строго определенное назначение и освещенное традицией место, что является характерной чертой народного жилища.

Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей. Выпущенные концы толстых брусков подпечья, подпирающих тяжелый шесток печи спереди и лавку-лежанку сбоку, обрабатывали топором в выразительных формах, соответствующих их назначению как опоры большого груза. Печной коник, отгораживающий шесток у печного столба, вытесывали топором в виде смелых изгибов шеи коня.

Каменная громада печи не вырастает непосредственно из дощатого пола, а имеет постепенный переход в своих деревянных частях. Стремление придать деревянным деталям красивые формы, а также в самой кладке выразить эстетические наклонности приводит к созданию художественной целостности всего сооружения.

Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.

Неподвижные лавки обыкновенно устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или же резными и точеными столбиками-ножками. Такие ножки суживались к середине, которую украшало круглое точеное яблоко. Если подставку делали плоской, выпиливая из толстой доски, то ее рисунок сохранял силуэт подобной же точеной ножки. К краю лавки пришивали тесину, украшенную какой-нибудь несложной резьбой. Лавка, украшенная таким образом, называлась опушенной, а ее ножки — стамишками. Иногда между стамишками устраивали задвижные дверцы, превращая пристенные лавки в своеобразные лари для хранения домашних вещей.

Переносная лавка с четырьмя ножками или с заменяющими их по бокам глухими досками, на которых было утверждено сиденье, называлась скамьей. Спинки могли перекидываться с одного края скамьи на противоположный. Такие скамьи с перекидной спинкой называли переметными, а саму спинку — перемет. Резьбой главным образом украшали спинки, которые делали глухими или же сквозными — столярно-решетчатой, резной или токарной работы. Длина скамьи несколько больше длины стола. Скамьи в горницах обычно покрывали специальной тканью — полавочником. Встречаются скамьи с одной боковиной — резной или расписной доской. Боковина была опорой для подушки или ее использовали как прялку.

Стулья в крестьянском жилище распространились позже, в XIX в. В решении стула наиболее заметно отразилось влияние города. В народном искусстве преобладает устойчивая симметричная форма стула с квадратным дощатым сиденьем, квадратной сквозной спинкой и слегка выгнутыми ножками. Иногда стул украшали деревянной бахромой, иногда узорной спинкой. Стулья красили в два-три цвета, например в голубой и малиновый. Для стульев характерна некоторая жесткость, геометризм, что роднит их по форме со скамьей.

Стол обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение.

Сундуки — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь. Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Опорная часть решалась либо в виде невысоких ножек, либо в виде профильного плинта. Крышка была прямой или немного выпуклой. Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями. В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

Широко применили в избе полки, закрепляемые к стене наглухо. Полки, примыкавшие к стене по всей длине, назывались вислыми (от слова висеть), полки, опирающиеся только концами, — воронцы. Полки-воронцы разделяли помещение избы на самостоятельные части: одним концом они опирались на столб или брус около печек, а другим — входили между бревен стены. К полкам можно также отнести и навесной настил — полати, которые делали над входной дверью; между печкой и стеной. Крепили полати к стенам и на опорах-столбах. Над лавками размещалась полка-надлавочник, которая находилась немного выше окон. Такие полки поддерживались кронштейнами фигурной формы.

С течением времени (XVIII-XIX вв.) в крестьянском жилище начинают появляться шкафы различных размеров и видов. Небольшие шкафчики разнообразны по художественному оформлению (резьба, токарные детали, профили, роспись). Узоры носят геометрический или растительный характер, чаще вазон с цветами. Иногда встречаются изображения жанровых сцен. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов.

Шкафы-поставцы состояли из двух частей: нижняя снабжалась полками с закрывающимися дверцами или выдвижными ящиками (два-пять) и имела откидную доску, которую использовали как крышку стола. В верхней меньшей части были расположены полки, закрываемые глухими или остекленными дверцами.

Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

Мебель русского крестьянского жилища характеризуется неподвижностью, так как она решена как органичный элемент интерьера избы с учетом бытовых условий. В интерьере избы главенствует горизонтальный ритм мебели, который выявляется в горизонтали сидений лавок и скамеек, в плоскости полок и полатей и т. д. Объединяет интерьер и его оборудование единый материал, приемы столярной обработки, характер декора.

Сохранялся естественный цвет древесины. Основные конструктивные элементы мебели — брус и доска, которые соединяли на клиньях и шипах.

Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая с введением белого и красного цветов. Золотисто-охристые тона характерны для стен избы, деревянной мебели, посуды, утвари. Белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписях домашней утвари. 

Строительство русской избы и ее устройство

Дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича. Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам лесных народов, вырабатывались в течение столетий в деревянном зодчестве.

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длиною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли «Северным краем».

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили особую форму деревянных сооружений. Бревно — его толщина — стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки, использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

Да и дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) — снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя — гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае применяли деревянные костыли.

Основу деревянной постройки на Руси составлял «сруб». Это скрепленные («связанные») между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли «венцом». Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание — «ряж», который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб «в режь» (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен «в лапу» концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло», при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова «оболонь» («облонь»), означающего наружные слои дерева (ср. «облекать, обволакивать, оболочка»). Еще в начале XX в. говорили: «рубить избу в оболонь», если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости — «выскабливались в лас» (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин «обло» относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом.

Сами ряды бревен (венцы) связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.

В плане срубы делали в виде четырехугольника («четверик»), либо в виде восьмиугольника («восьмерик»). Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы.

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался «клетью». «Клеть клетью, поветь поветью», — говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом — поветью. Обычно сруб ставился на «подклете» — нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз — «повал». Это интересное слово, происходящее от глагола «повалиться», часто использовалось на Руси. Так, например, «повалушей» называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую — «самцовую». Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли «самцами». На них ступеньками клали длинные продольные жерди — «дольники», «слеги» (ср. «слечь, лечь»). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли «курицами» (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно — «поток». В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок — «конек» («князек»). Под ним укладывали толстую «коньковую слегу», а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном — «шеломом» или «черепом». Впрочем, чаще бревно это называли «охлупнем» — то, что охватывает.

Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы (пучки) и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуею, укрывали избу в несколько слоев. А в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту.

Самым же дорогим покрытием считался «тес» (доски). Само слово «тес» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль, и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

Покрывали крышу обычно в два слоя — «подтесок» и «красный тес». Нижний слой теса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности «скалой» (берестой, которую скалывали с берез). Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть называли «полицей» (от старого слова «пола» — половина).

Весь фронтон избы важно именовали «челом» и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками — «причелинами». А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской — «полотенцем».

Кровля — самая важная часть деревянной постройки. «Была бы крыша над головой», — говорят до сих пор в народе. Потому и стал со временем символом любого храма, дома и даже хозяйственного сооружения его «верх».

«Верхом» в древности называли любое завершение. Эти верхи в зависимости от богатства постройки могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был «клетский» верх — простая двускатная крыша на клети. «Шатровым» верхом в виде высокой восьмигранной пирамиды украшались обычно храмы. Затейливым был «кубоватый верх», напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была «бочка» — двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и «крещатую бочку» — две пересекающиеся простые бочки. Шатровые церкви, кубоватые, ярусные, многоглавые — все это названо по завершению храма, по его верху.

Потолок устраивали не всегда. При топке печей «по-черному» он не нужен — дым будет только скапливаться под ним. Поэтому в жилом помещении его делали только при топке «по-белому» (через трубу в печи). При этом доски потолка укладывались на толстые балки — «матицы».

Русская изба была либо «четырехстенкой» (простая клеть), либо «пятистенкой» (клеть, перегороженная внутри стеной — «перерубом»). При строительстве избы к основному объему клети пристраивались подсобные помещения («крыльцо», «сени», «двор», «мост» между избой и двором и т. д.). В русских землях, не избалованных теплом, весь комплекс построек старались собрать вместе, прижать друг к другу.

Существовало три типа организации комплекса построек, составлявших двор. Единый большой двухэтажный дом на несколько родственных семей под одной крышей назывался «кошель». Если хозяйственные помещения пристраивались сбоку и весь дом приобретал вид буквы «Г», то его называли «глаголь». Если же хозяйственные пристройки подстраивались с торца основного сруба и весь комплекс вытягивался в линию, то говорили, что это «брус».

В дом вело «крыльцо», которое часто устраивалось на «помочах» («выпусках») — концах длинных бревен, выпущенных из стены. Такое крыльцо называлось «висячим».

За крыльцом обычно следовали «сени» (сень — тень, затененное место). Их устраивали для того, чтобы дверь не открывалась прямо на улицу, и тепло в зимнее время не выходило из избы. Передняя часть здания вместе с крыльцом и сенями называлась в древности «всходом».

Если изба была двухэтажная, то второй этаж называли «поветью» в хозяйственных постройках и «горницей» в жилом помещении. Помещения же над вторым этажом, где обычно находилась девичья, назывались «теремом».

На второй этаж особенно в хозяйственных постройках часто вёл «ввоз» — наклонный бревенчатый помост. По нему могла подняться лошадь с телегой, груженой сеном. Если крыльцо вело сразу на второй этаж, то сама площадка крыльца (особенно, если под ней находился ввход на первый этаж) называлась «рундуком».

Так как избы были почти все «курные», то есть отапливались «по-черному», то внутри до высоты человеческого роста стены были белые, специально вылощенные, а выше — черные от постоянного дыма. На дымовой границе вдоль стен обычно располагались длинные деревянные полки — «воронцы», препятствующие проникновению дыма в нижнюю часть помещения.

Дым выходил из избы либо через маленькие «волоковые окошки», либо через «дымник» — деревянную трубу, обильно украшенную резьбой.

В богатых домах и храмах вокруг сруба часто устраивали «гульбище» — галлерею, охватывающую здание с двух-трех сторон.

Курная изба. Оконная решетка.

Дом редко строили каждый для себя. Обычно на строительство приглашался весь мир («обчество»). Лес заготовляли еще зимой, пока нет в деревьях сокодвижения, а строить начинали с ранней весны. После закладки первого венца сруба устраивалось первое угощение «помочанам» («окладное угощение»). Такие угощения — отголосок древних ритуальных пиров, которые проходили часто с жертвоприношениями.

После «окладного угощения» начинали устраивать сруб. В начале лета, после укладки потолочных матиц следовало новое ритуальное угощение помочанам. Затем приступали к устройству кровли. Дойдя до верха, уложив конек, устраивали новое, «коньковое» угощение. А уж по завершении строительства в самом начале осени — пир.

В новое жилье первой должна войти кошка. На Севере Руси до сих пор сохраняется культ кошки. В большинстве северных домов в толстых дверях в сени сделано внизу отверстие для кошки.

Обносился весь двор с постройками оградами различных устройств. Глухой забор из горизонтальных бревен или тесин назывался «заплотом» а из таких же вертикальных бревен — «частоколом». Оба эти вида изгороди нередко называли «тыном». Делали еще изгородь из косо поставленных жердей — «осёки», либо из редких горизонтальных жердей — «прясло».